• к-Темы
  • 28.01.22

Потребительское поведение россиян в кризисы

Как менялась покупательная активность населения в условиях валютного и пандемического кризисов

qr-code
Потребительское поведение россиян в кризисы

В материале приведены результаты квартирных опросов ООО «инФОМ», проведенных по заказу Банка России. Полные отчеты с результатами измерений доступны на сайте Банка России

Предлагаем вашему вниманию выдержку из главы 3 «Пандемический и валютный кризисы: сравнение» готовящейся к печати книги ФОМа «Деньги и коронаВирус: как россияне переживают кризис».

Кризисы, безусловно, сказываются на потребительском поведении: в период столкновения с серьезными материальными проблемами люди, как правило, сокращают покупательную активность – одни (менее обеспеченные) из-за недостатка финансовых ресурсов, другие же (как правило, более обеспеченные) из-за ситуации неопределенности. Мы сравнили изменение потребительского поведения во время двух кризисов: валютного кризиса 2014–2015 годов и начавшегося в 2020 году пандемического кризиса. Для этого проследили многолетнюю динамику ответов на вопрос о крупных расходах россиян в течение квартала перед соответствующим опросом.

Изменение доли совершавших крупные расходы на фоне двух кризисов

В случае двух сравниваемых нами кризисов ситуация с потреблением ощутимо менялась, но причины этих изменений были разными, что и отразилось на природе и масштабе этих изменений. Накануне кризиса 2014 года доля совершавших крупные расходы постепенно росла – с 54% в феврале до 59% в августе. Улучшению потребительских настроений и росту потребительской активности благоприятствовал и относительно высокий уровень жизни, и оптимистические настроения населения, во многом обусловленные политическими факторами.

Однако с началом кризиса покупательная активность отреагировала на него одной из первых. Доля осуществлявших крупные покупки пошла на спад уже с сентября 2014 года и, постепенно снижаясь, сначала опустилась до 49% в декабре, а потом до 43–45% в мае 2015 года (и это были самые низкие значения показателя почти за все время измерений). Затем начался рост (до почти докризисных 57% в сентябре), после чего последовал новый виток падения до 48–49% с января по май 2016 года.

Этот показатель снова преодолел 50%-й порог только в августе 2016 года и с тех пор флуктуировал в диапазоне 50–55% до лета 2019 года (с небольшой «просадкой» весной 2018 года, в которой отразилась реакция населения на резкий рост цен на бензин и повышение НДС). В августе – ноябре 2019 года доля совершавших крупные покупки выросла до 60–61% (максимумы за время измерений), чтобы снова упасть до 55% уже в декабре. На таком уровне потребительской активности россияне встретили пандемию, первые месяцы которой весьма серьезно ограничили возможности для крупных покупок.

Как только первые пандемические ограничения были сняты, покупательная активность начала восстанавливаться: доля осуществлявших крупные расходы выросла до 58% в сентябре – октябре 2020 года. Вторая волна пандемии и новые ограничения привели к снижению показателя (причем более длительному по времени по сравнению с продолжительностью волны заболеваемости и локдаунов: с ноября 2020-го по март 2021 года он уменьшился до 52%, что, впрочем, соответствовало предпандемическому уровню). Только в апреле 2021 года потребительская активность россиян постепенно начала преодолевать допандемический рубеж, к сентябрю выйдя на показатель в 59% совершавших крупные расходы. В декабре доля таких людей немного сократилась, что связано преимущественно с сезонными колебаниями (россияне уже потратили деньги на подготовку детей к школе, отпуск и ремонт).

______

*Приведена доля респондентов, выбравших хотя бы один из видов расходов при ответе на вопрос «Какие из перечисленных на карточке крупных расходов были у вас (вашей семьи) за последние три месяца?»  (Карточка, любое число ответов.) В карточке перечислены следующие категории расходов: расходы на ремонт жилья, дома, дачи (капитальный или текущий); расходы на отдых, поездки по России и за границу; расходы на образование (свое, детей); расходы на лечение (свое, детей, родственников); расходы на семейное торжество (юбилей, свадьбу и пр.); покупка дома, квартиры, дачи, садового участка; покупка автомобиля; покупка техники для дома (холодильник, морозильник, стиральная или посудомоечная машина, микроволновая печь, электро- или газовая плита, духовой шкаф и пр.); покупка мебели; покупка аудио-, видео-, фототехники (телевизор, DVD-проигрыватель, музыкальный центр, аудиосистема, видеокамера, фотоаппарат и пр.); покупка компьютера, ноутбука, планшета, игровой приставки и т. п.; покупка мобильного телефона, смартфона, коммуникатора, GPS-навигатора.

Динамика долей россиян, совершавших крупные расходы разных категорий

Довольно любопытно во время обоих кризисов менялись доли осуществлявших крупные расходы разных категорий. Самые популярные у россиян крупные траты — это расходы на ремонт, которые, как и траты на отдых, имеют сезонность: летом они, как правило, выше, чем в другие времена года. Однако даже с учетом сезонных колебаний можно увидеть определенные закономерности. На фоне валютного кризиса доли россиян, тратившихся на ремонт, сократились с 21–22% в июле – сентябре 2014 года до 18–19% в тот же период 2015 года. В аналогичные месяцы 2016 и 2017 годов этот показатель составлял 17–20%, а в тот же период 2018-го – 16–19%. А в июле – сентябре 2019 года они вернулись на уровень 20–21%, но в пандемическом августе 2020 года составили 18%, а «компенсация» отложенного спроса на ремонт происходила уже в сентябре – ноябре 2020 года (20–21%). 

См. проект СберИндекс, раздел «Статистика/Потребители/Изменение потребительских расходов», категория «товары для строительства и ремонта».

По данным проекта СберИндекс, объемы трат россиян на категорию товаров для строительства и ремонт вышли в позитивную – относительно допандемического года – зону уже в конце мая 2020 года и с тех пор пребывали либо на уровне, либо чуть выше показателей соответствующих периодов 2019 года*

То есть восстанавливаться потребительская активность наших сограждан в сфере ремонта начала уже летом, а осенью 2020 года преодолела эффект связанности спроса из-за весенних локдаунов. Зимой 2021 года наблюдался сезонный спад в этой категории, однако уже в конце весны начался рост, и в августе показатель составил 21%.

Другая популярная сезонная категория крупных расходов, траты на отдых и туристические поездки по России и за границу, в июле сентябре 2014 года упоминалась 8–10% респондентов. Она «не пострадала» от кризиса (или быстро восстановилась), поскольку в те же периоды в другие годы уже варьировалась от 8 до 12% (2015 год) и от 10 до 11% (2016 и 2017 годы). В июле и августе 2018 года доля упоминавших эту статью расходов была немного ниже традиционных сезонных показателей (8–9%), но уже в сентябре вышла на уровень 12%, а в августе – сентябре 2019 года составила 11–13%. 

По данным проекта СберИндекс, объемы трат россиян на авиабилеты и туристические услуги упали в первые пандемические месяцы более чем на 90% относительно трат соответствующего периода 2019 года, в августе – сентябре 2020 года падение составляло более трети относительно допандемических показателей.

Первый пандемический год резко сократил эту категорию трат: в августе ее упоминали 4%, в сентябре – 7%*, летом второго года пандемии – 6% в июле и 9% в августе (ниже допандемического уровня, но уже довольно близко к нему).

Еще одна группа трат, расходы на лечение (свое и родственников), в среднем за 2014 год была на уровне 10% и к тогдашнему кризису оказалась нечувствительной. Более того, в 2015-м она росла, достигнув к концу года 15% (при среднегодовом показателе в 12%), однако далее постоянно оставалась на среднегодовом уровне 12–13%. Только в августе – сентябре 2020 года она опускалась до 8–9% (что, видимо, было связано с имевшей тогда место недоступностью медицинских услуг из-за ковидных ограничений), но уже осенью вернулась на упомянутый выше уровень, на котором и остается.

Другие варианты крупных трат выбирают значительно меньшие доли опрошенных (от 2 до 10%), поэтому по ним динамика оказывается недостаточно показательной, чтобы делать выводы о влиянии на нее кризисов.

______

**Приведены только некоторые из категорий расходов, упомянутых в карточке вопроса «Какие из перечисленных на карточке крупных расходов были у вас (вашей семьи) за последние три месяца?»  (Карточка, любое число ответов.) Другие варианты крупных трат выбирают уже значительно меньше опрошенных, поэтому по ним динамика оказывается недостаточно показательной, чтобы делать выводы о влиянии на нее кризисов.

Динамика потребительской активности в возрастных группах

Во время валютного кризиса все возрастные группы сокращали потребление, в первый пик – намного заметнее, чем во второй. Молодежь – самые активные потребители –восстановила покупательные способности быстрее остальных (и даже почти не отреагировала на второй пик валютного кризиса). Во время пандемии только в первом квартале 2021 года в этой и остальных группах был небольшой провал (носивший, скорее всего, сезонный характер), к началу осени 2021 года он был преодолен и вновь начал себя проявлять только в ноябре – декабре ввиду действия уже упомянутых выше сезонных факторов.

Осуществление крупных расходов в различных доходных группах населения

Богатые***, самые активные потребители, во время валютного кризиса восстанавливали потребление быстрее остальных групп; впрочем, с первого дна валютного кризиса почти все группы выбрались уже в III квартале 2015 года, чтобы снова провалиться вниз ко II кварталу 2016-го. Что интересно: сопоставимый провал показателей был почти во всех группах (кроме богатых) во II квартале 2018 года на фоне резкого роста цен на бензин, объявления о грядущем повышении НДС и недовольства пенсионной реформой.

К пандемии уровни потребительской активности в группах богатых и среднеобеспеченных сравнялись, а сокращаться она начала еще накануне, зимой 2020 года. На фоне пандемии более резко снижались доли совершавших крупные покупки среди самых бедных и среднеобеспеченных. К началу осени 2021 года в первой группе доля осуществлявших крупные расходы оставалась минимальной по сравнению со всеми остальными доходными группами, а среди среднеобеспеченных – выросла до максимумов за время пандемии.

На фоне валютного кризиса потребительская активность заметно сократилась. Тогда главной причиной этого снижения стали материальные трудности, с которыми население столкнулось из-за проблем в экономике.

В 2020 году сложилась иная ситуация: потребительская активность сократилась вынужденно, из-за недоступности множества товаров и услуг на фоне локдаунов и закрытия границ; при этом показатели, свидетельствующие о динамике крупных расходов, снижались не так сильно, как во время валютного кризиса, и быстрее восстановились до докризисного уровня.

Некоторые эксперты, например участник сессии «Люди, деньги, кризисы» мараФОМа Олег Солнцев, ожидают более активного восстановления потребления после пандемии, драйверами для которого, по их мнению, станут как не потраченные за время локдаунов средства, особенно в виде наличных (которых за время первого года пандемии у россиян на руках скопилось рекордное количество), так и определенная нерациональность финансового поведения, когда, несмотря на непредсказуемость ситуации, люди все же предпочитают тратить, а не сберегать. Однако, на наш взгляд, два фактора существенно ограничивают потенциал активизации потребления. Первый – это сохраняющиеся негативные потребительские настроения. А второй – судя по всему, более значимый (и отчасти являющийся причиной первого) – инфляция, которая не прекращает расти с осени 2020 года (то есть уже на протяжении полутора лет) и на фоне отсутствия сопоставимого роста доходов просто не дает людям возможности покупать больше (а наоборот, вынуждает только сильнее экономить).

______

***Богатыми мы называем респондентов, которые при ответе на вопрос «Какое из перечисленных описаний точнее всего соответствует материальному положению вашей семьи?» выбрали варианты ответа «денег хватает на все, кроме таких дорогих приобретений, как квартира, дом» или «материальных затруднений не испытываем, при необходимости могли бы приобрести квартиру, дом»; среднеобеспеченными – выбравших вариант «денег вполне хватает на покупку крупной бытовой техники, но мы не можем купить новую машину»; необеспеченными – сказавших, что им «на покупку одежды и обуви денег хватает, но не хватает на покупку крупной бытовой техники»; бедными – тех, кому «на питание денег хватает, но не хватает на покупку одежды и обуви» или «денег не хватает даже на питание».

________________

Источник данных

15–106-я волны исследования «Измерение инфляционных ожиданий и потребительских настроений на основе опросов населения», выполненного по заказу Банка России. Метод опроса – интервью по месту жительства в режиме face-to-face. В каждом опросе – не менее 2000 респондентов, 105 населенных пунктов в 55 субъектах РФ. Статистическая погрешность в каждом опросе не превышает 3,3%.

Данные для графиков взяты из таблицы по 106-му опросу населения (выполненного ООО «инФОМ» в декабре 2021 года по заказу Банка России), опубликованной на сайте Банка России в разделе «Инфляционные ожидания» в рубрике «Статистические данные». Дата обращения: 21 января 2021 года. Ссылка для скачивания: https://www.cbr.ru/Collection/Collection/File/39662/stat_Infl_exp_21-12.xlsx

По графикам 12: с листа «Данные за все годы».

По графикам 34: с листа «Данные для графиков».

Наталья Гашенина, Людмила Преснякова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
© 2022 ФОМ