• к-Темы
  • 11.06.20

Потребление на фоне пандемии

Как эпидемия коронавируса меняет потребительские практики россиян

qr-code
Потребление на фоне пандемии

Приведены результаты четырех телефонных опросов ООО «инФОМ», проведенных по заказу Банка России, а также результаты исследований Сбербанка, представленные на сайте «Сбериндексы».

Потребительский спрос россиян из-за пандемии значительно снизился: одни товары и услуги стали недоступны, другие – не нужны в ситуации самоизоляции, а третьи – слишком дороги из-за падения доходов. Однако есть категории, где наблюдается рост потребления: продукты, алкоголь, компьютерная и бытовая техника, телекоммуникационное оборудование. Этот рост связан как с замещением недоступных из-за пандемии категорий, так и с изменением образа жизни. Тем не менее рост по отдельным категориям не компенсирует общего падения. Экономить приходится половине россиян, и в последние месяцы об этом говорят все больше людей.

Эпидемия коронавируса радикально меняет потребительские практики и стратегии россиян: если в середине марта всего 28% респондентов говорили о сокращении трат на привычную потребительскую корзину, то уже в первой половине апреля их доля увеличилась и к концу мая достигла 49%.

К сжатию потребления в нынешней ситуации приводит целый комплекс факторов, причем впервые в таком сочетании. Так, у существенной части населения снизились доходы (в том числе из-за потери заработка) (см. сюжет о работающих россиянах). Из-за роста цен у многих выросла «стоимость» привычного набора товаров и услуг (см. сюжет о динамике материального положения россиян). Кто-то приобрел все необходимое в самом начале пандемии и теперь не испытывает нужды в новых покупках (см. сюжет о закупках впрок). Наконец, значительная часть товаров и услуг стала практически недоступна из-за введения карантина. И хотя режим самоизоляции и изменение повседневной жизни наших сограждан привели к тому, что каких-то покупок люди не делают, а какие-то, наоборот, совершают чаще, замещения трат не произошло, в целом потребительский спрос значительно снизился.

В первую очередь россияне, по их словам, экономят на самой большой статье семейных расходов – продуктах питания: если в конце марта траты на них сокращали всего 20%, то к концу мая их доля достигла 36%. Ощутимо выросли доли экономящих на одежде и обуви, на различных услугах.

* Приведены не все ответы на открытый вопрос. Полностью они приведены в Кратком аналитическом отчете по четвертому опросу на сайте Банка России на с. 50.

Чтобы более детально оценить, как меняется потребительское поведение россиян на фоне пандемии, обратимся к данным Сбербанка о динамике расходов людей относительно предыдущих недель нынешнего года и соответствующих недель прошлого года.**

**Сбербанк основывает свой анализ на данных эквайринга, таким образом охватывая клиентов как своего банка, так и других, а также информацию о безналичных и наличных платежах. Эти данные отличаются от опросных, однако позволяют расширить картину, получаемую с помощью опросов. При этом в данных Сбербанка отражена динамика расходов внутри категории относительно предшествующих недель и года, но не указана доля категории в общей структуре трат. Поэтому значительное падение или рост какой-либо категории может давать сравнительно небольшой вклад в общий объем анализируемых трат.

Данные Сбербанка показывают: после небольшого роста на второй и третьей неделях марта (когда встревоженные россияне закупались продуктами и товарами в связи с карантином) произошло резкое снижение совокупного спроса относительно аналогичного периода прошлого, «мирного», года – на 31%. Однако уже с середины апреля сжатие спроса постепенно становилось менее драматичным. В середине апреля – начале мая показатели трат флуктуировали, подрастая накануне традиционных праздников: Пасхи, Первомая. К концу мая спрос немного активизировался, не достигнув, впрочем, прошлогодних показателей, – как мы уже отмечали выше, россияне продолжали экономить и сокращать расходы.

***Данные приведены по отчетам Сбербанка из серии оперативной оценки потребительской активности, размещенным на сайте банка в разделе «Исследования на основе данных Сбербанка».

При общем сокращении спроса он очень по-разному менялся в зависимости от категорий трат, а также по мере развития ситуации с пандемией. Так, совершенно обрушился и не восстановился спрос на услуги, связанные с путешествиями (авиабилеты, услуги турагентств, траты на отели). Очевидно, что здесь основной причиной падения стала недоступность этих услуг.

****Здесь и далее данные приведены по отдельным категориям, приведенным в разделе «Потребители/Изменение трат по категориям» на сайте www.sberindex.ru.

Траты на услуги, значительная часть которых может быть получена вне дома (питание, развлечения, спорт, салоны красоты), также очень серьезно снизились относительно трат прошлого года. Однако по ним масштабы снижения в мае (особенно на последней неделе) немного сократились – возможно, некоторые из этих услуг теперь можно получить онлайн или с доставкой (например, еда из ресторанов, доставка спортивных принадлежностей или занятия онлайн с тренерами фитнес-клубов). Снижение здесь также связано в первую очередь с недоступностью большинства услуг этой категории. Но здесь отражаются и тактики экономии: зачем тратить деньги (которых становится все меньше) на доставку блюд из ресторана, если в режиме самоизоляции можно готовить самим? 

Также на фоне режима самоизоляции сократились траты, связанные с услугами передвижения: на бензин, локальный транспорт, такси, каршеринг. Однако в этих категориях сокращение неравномерное. Так, каршеринг, ввиду запрета на его работу, а также сохраняющегося в некоторых мегаполисах режима самоизоляции, остается невостребованным. Спрос на транспорт уже в конце марта снизился драматически и пока остается довольно невысоким – судя по всему, люди довольно медленно выходят из режима самоизоляции, кроме того, возможно, они опасаются пользоваться общественным транспортом из-за эпидемиологической ситуации. А вот падение спроса на услуги такси начало сокращаться уже к маю – возможно, именно такси граждане (безусловно, имеющие на это средства) замещают общественный транспорт. Снижение спроса на топливо вообще было относительно небольшим на фоне остальных категорий товаров и постоянно сокращалось, в конце мая уже незначительно отличаясь от соответствующих показателей прошлого года.

Любопытно обстоят дела с товарами и услугами, которые мы условно объединили в группу «для дома». Расходы на бытовую технику и электронику росли с начала марта до апреля. Некоторые россияне, имеющие деньги, закупали эти товары впрок в надежде обогнать инфляцию. В первой половине апреля расходы на эту категорию товаров сократились до минусовых значений, а накануне майских праздников снова начали расти и теперь находятся в положительной зоне. Тут, вероятно, сказываются несколько факторов: и акционные кампании магазинов, и возросшие потребности в технике для дома в связи с ее более активным использованием в режиме самоизоляции (и, возможно, поломками), и опасения, что потом на эти покупки не будет денег.

Расходы на мебель и предметы интерьера, а также на ремонтные услуги резко сократились в начале апреля, но затем масштабы падения стали интенсивно уменьшаться. Возможно, здесь также сказывается длительное пребывание дома, которое стимулирует зачастую отложенные действия по улучшению домашней среды (ремонт, обновление и т. д.).

Переход части россиян на удаленный режим работы (а детей – на удаленный режим учебы) подстегнул спрос на телекоммуникационное оборудование в марте, а затем – его «вторую волну» в конце апреля – мае. При этом спрос на компьютерную технику поначалу упал, но в мае начал расти и концу месяца сильно превзошел прошлогодние показатели. Возможно, сказывается накопившаяся за время изоляции и удаленной работы (или учебы) неудовлетворенность имеющейся техникой. Расходы на связь в целом сократились (кроме последней недели мая) – судя по всему, из-за общего сокращения общения, а также из-за того, что оно частично переместилось в интернет.

Следующие категории мы условно объединили в группу «непродовольственные товары». И вот тут складывается любопытная ситуация. На некоторые отнесенные в эту группу категории спрос сократился существенно. Так, значительно упали расходы на одежду и обувь – в режиме самоизоляции и дистанционной работы потребности в обновлении гардероба нет, кроме того, нет и лишних денег.

Сократились траты на товары для хобби и игрушки, однако по этой категории падение ощутимо замедляется – возможно, магазины, торгующие такими товарами, активизируют покупки онлайн и доставку, кроме того, скучающих в самоизоляции детей необходимо чем-то занимать. Падение в этой категории, судя по всему, частично компенсируется активизацией покупок цифровых товаров (в том числе онлайн-игр), причем спрос на эту категорию довольно заметно вырос к концу апреля, однако затем начал снижаться.

Но самое примечательное – это категория под названием «универсальные магазины», в которую, по данным аналитиков Сбербанка, входят не только офлайновые магазины, торгующие разнообразным спектром товаров, но и крупные онлайн-площадки. Здесь поначалу фиксировалось значительное снижение, а затем – самый большой на фоне всех остальных групп рост, который отражает «переток» покупателей из офлайна в онлайн. При этом, поскольку в эту категорию входят маркетплейсы, торгующие самыми разнообразными товарами, сюда частично смещается и спрос на самые разные вещи. Впрочем, судя по тому, что в целом спрос еще очень далек от восстановления хотя бы до прошлогоднего уровня, по отдельным категориям он тоже вряд ли компенсируется за счет роста трат на онлайн-площадках в целом. 

Вторая половина марта ознаменовалась резким спросом на медикаменты – россияне закупали лекарства в начале пандемии. Удовлетворен этот повышенный спрос был только в начале апреля. И с тех пор он сохраняется на уровне прошлого года с незначительными колебаниями. Спрос на медицинские услуги и товары для красоты и здоровья значительно снизился в самом конце марта – начале апреля, но затем темпы снижения по обеим категориям замедлились: судя по всему, те, у кого есть деньги на платную медицину и товары для здоровья, постепенно возвращаются к привычному пользованию ими, а сохраняющееся снижение объемов трат происходит за счет сокращения платежеспособной аудитории.

Категории «продуктовые магазины» и «винные магазины» (в том числе специализированные, торгующие алкоголем) – две группы трат россиян, объемы которых не только не снижались за время пандемии, а даже, напротив, превышали (иногда весьма заметно) соответствующие прошлогодние показатели. В росте расходов на продукты отражаются сразу несколько тенденций. Во-первых, это ажиотажные закупки впрок в конце марта. Во-вторых, это некоторое смещение трат: россияне стали закупать больше продуктов для дома, перестав есть не только в ресторанах, но и в столовых, в том числе школьных, и т. д. В-третьих, в какой-то мере здесь отражен и рост цен, о котором говорят участники опросов ФОМ, объясняя увеличение своих расходов. При этом доля продуктов в потребительской корзине россиян – самая большая на фоне остальных категорий, поэтому, хотя относительный прирост по этой категории невелик, расходы по ней составляют, по данным аналитиков Сбербанка, самую большую долю в деньгах. Это в какой-то мере компенсирует общее падение спроса. Однако важно отметить также неравномерность роста спроса в этой категории: продукты питания – то, на чем россияне больше всего экономят, а это означает, что рост здесь происходит, скорее всего, за счет более платежеспособных слоев населения.

Что касается винных магазинов, то здесь с конца марта наблюдается рост относительно прошлогодних показателей примерно на четверть: самоизоляция вкупе с закрытием ресторанов и баров перемещает употребление алкоголя в домашнее пространство, к каким бы социальным последствиям это ни приводило. В категории специализированных винных магазинов не учитываются покупки алкоголя в продуктовых магазинах, которые, судя по всему, «зашиты» как раз в предыдущей категории («продуктовые магазины») и, весьма вероятно, также повторяют описанную тенденцию роста, что означает, что в целом объемы потребления гражданами алкоголя на фоне пандемии заметно выросли. 

В целом же данные Сбербанка корреспондируют с результатами опросов ФОМ и показывают значительную глубину падения потребительского спроса россиян. Оно обусловлено как недоступностью ряда товаров и услуг, изменением образа жизни, так и возросшей экономией из-за снижения доходов. При этом мы видим адаптацию граждан к ситуации и новые зарождающиеся тенденции, которые, возможно, продолжатся и после окончания периода самоизоляции: усиление внимания к дому (его обстановке и технической оснащенности), вложения в удаленное рабочее место, использование личного или «индивидуального» (типа такси) автотранспорта из-за эпидемиологических рисков, переключение на коммуникацию через интернет вместо мобильной связи.  Как будут (и будут ли) проявлять себя эти тенденции в будущем – тема для дальнейших исследований.

_______________

Источники данных: четыре всероссийских телефонных опросов граждан 18+ (метод CATI – Computer-assisted telephone interviewing), выполненных по заказу Банка России 2–10 апреля, 16–24 апреля, 30 апреля – 7 мая и 14–21 мая 2020 года. В каждом опросе – не менее 1500 респондентов, 82 субъекта РФ. Статистическая погрешность по каждому опросу не превышает 3,0%.

Исследования Сбербанка, представленные на сайте www.sberindex.ru.

Людмила Преснякова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение