• к-Темы
  • 08.07.20

Работа: постепенное восстановление нормального режима

Положение дел в сфере занятости во второй половине июня

qr-code
Работа: постепенное восстановление нормального режима

Приведены результаты шести телефонных опросов ООО «инФОМ», проведенных по заказу Банка России. Полные отчеты с результатами измерений доступны на сайте Банка России.

В предыдущих материалах мы рассказывали об изменении ситуации на рынке труда в начале режима самоизоляции, углублении проблем в этой сфере к середине мая, о разнице в ситуации на государственных и негосударственных предприятиях, а также о первых признаках восстановления привычных условий работы. Во второй половине июня негативные тенденции в сфере работы и занятости приостановились, и постепенно начали появляться признаки возвращения к нормальной рабочей жизни.

 

Ситуация с занятостью

Судя по данным опроса, в июне рост безработицы остановился. Доля работающих перестала сокращаться в первой половине месяца и осталась на уровне 56% от всех опрошенных во второй. Из этой группы 22% людей работают в госсекторе, 23% – на частных предприятиях (в том числе 2% – в НКО), еще 10% – самозанятые или предприниматели. Доля безработных, достигавшая своего максимума (8%) в конце мая, в июне сохраняется на уровне 6–7% от всех опрошенных.

Во второй половине июня стабилизировалась на уровне 35% и доля тех, кто слышал об увольнениях среди окружающих: эта цифра значительно меньше зафиксированного в конце мая максимума (41%). 65% опрошенных о ситуациях с потерей работы в ближнем окружении не слышали.

Ситуация на работе

Доля работающих по найму россиян, которых коснулись какие-либо связанные с пандемией изменения на работе, в начале июня сократилась до 53%, однако к концу месяца выросла до 58% (но это все равно существенно меньше, чем в апреле и мае). Судя по всему, в июне россияне постепенно возвращаются к привычному режиму труда и размеру его оплаты, хотя этот процесс идет небыстро.

Этот и все следующие вопросы задавались работающим по найму или подрабатывающим, а также работающим пенсионерам.

В группу «происходили» были отнесены следующие ответы респондентов на вопрос о событиях на работе за последний месяц: «уменьшили зарплату, другие выплаты»; «совсем перестали платить зарплату»; «отправили в отпуск за свой счет»; «отправили в оплачиваемый отпуск»; «вынудили взять больничный»; «взял(-а) больничный добровольно из-за карантина»; «полностью или частично перевели на удаленную работу»; «другое». Формулировка вопроса и детальные распределения ответов на перечисленные позиции приведены на следующем графике.

Рост доли сообщивших об изменениях на работе связан с небольшим (на 4 п. п.) увеличением числа тех, кто говорит об уменьшении заработной платы или других выплат (17%). Во второй половине июня об этом стали вдвое чаще упоминать работники бюджетных предприятий (15% против 8% в начале июня), притом что среди занятых в частном секторе эта доля хоть и не выросла, но сохраняется на более высоком уровне (19%).

Работники частных предприятий по-прежнему остаются в менее благоприятном положении по сравнению с бюджетниками. Они заметно чаще, чем бюджетники, говорят о полной потере зарплаты (3% против менее 1%), о том, что их отправили в отпуск за свой счет (10% против 2%). Несмотря на начало сезона отпусков, в этой группе доля сообщивших о выходе в оплачиваемый отпуск составляет 5% против 16% среди бюджетников.

О работе в удаленном режиме с начала замеров говорит каждый пятый работающий (в текущем опросе – 21%), причем существенных различий между работниками государственных и частных предприятий в этом отношении нет.

*Позиций «самоизоляция с сохранением зарплаты» и «взял(-а) больничный добровольно из-за болезни близких или собственной болезни» не было в перечне, зачитываемом респонденту, они были добавлены по результатам кодировки открытой позиции «другое».

О событиях, свидетельствующих о возвращении к доэпидемическим режиму работы и размеру оплаты труда, во второй половине июня работники сообщают чаще, чем в начале месяца (40% против 33% соответственно). О возвращении с удаленного режима работы говорят 11% респондентов (рост на 3 п. п. по сравнению с началом июня). По остальным позициям существенных изменений нет: 9% сообщают о возобновлении выплат в прежнем объеме, 5% – о выходе из вынужденного оплачиваемого отпуска, по 4% – из неоплачиваемого отпуска и с больничного.

В целом из тех, кто во второй половине июня сообщал о различных переменах на работе, связанных с пандемией, чуть более половины уже называют перемены, свидетельствующие о возвращении к нормальной, доэпидемической рабочей жизни. Однако среди тех, кто говорил о потерях в доходах, об их возвращении говорит пока лишь треть.

В группу «происходили» включены следующие ответы респондентов на вопрос о событиях на работе за последний месяц: «зарплата, другие выплаты вернулись на прежний уровень»; «зарплата, другие выплаты не вернулись на прежний уровень, но выросли в сравнении с апрелем или мартом»; «вышел(-ла) из вынужденного неоплачиваемого отпуска»; «вышел(-ла) из вынужденного оплачиваемого отпуска»; «вышел(-ла) с больничного»; «вернулся(-лась) с удаленного режима работы на обычный»; «другое». Формулировка вопроса и детальные распределения ответов на перечисленные позиции приведены на следующем графике. 

**В группу потерявших в трудовых доходах были включены работники, сообщившие, что за последний месяц с ними происходило следующее: «уменьшили зарплату, другие выплаты»; «совсем перестали платить зарплату»; «отправили в отпуск за свой счет»; «вынудили взять больничный»; «взял(-а) больничный добровольно из-за карантина». Мы отнесли респондентов с больничными к группе потерявших в доходах, поскольку, как правило, выплаты по больничному не компенсируют зарплату полностью.

***В группу вернувших трудовые доходы были включены работники, сообщившие, что за последний месяц с ними происходило следующее: «зарплата, другие выплаты вернулись на прежний уровень»; «зарплата, другие выплаты не вернулись на прежний уровень, но выросли в сравнении с апрелем или мартом»; «вышел(-ла) из вынужденного неоплачиваемого отпуска»; «вышел(-ла) с больничного».

Ожидания изменения ситуации на работе

Ожидания работников постепенно меняются в лучшую сторону. Во второй половине июня уже половина опрошенных полагает, что негативных перемен, обусловленных пандемией, в их трудовой жизни не произойдет, и столько же (51%) надеется на перемены к лучшему и возвращение к нормальному режиму работы и прежнему размеру оплаты.

Сокращается доля опасающихся снижения зарплаты (хотя по-прежнему среди работников частных предприятий она выше, чем среди бюджетников) – теперь она ниже, чем доля надеющихся на восстановление уровня заработка (11 и 18% соответственно). Меньше становится тех, кто ожидает перевода на удаленный режим: сейчас их 6%, что вдвое ниже числа тех, кто рассчитывает вернуться в офис (12%). При этом доля опасающихся увольнения в течение всего периода измерений остается на уровне 9–10%.

В группу «произойдут» были отнесены следующие ответы респондентов на вопрос об ожидаемых событиях на работе в ближайший месяц: «уменьшат зарплату, другие выплаты»; «совсем перестанут платить зарплату»; «отправят в отпуск за свой счет»; «отправят в оплачиваемый отпуск»; «вынужденно отправят на больничный»; «возьму больничный добровольно из-за карантина»; «полностью или частично переведут на удаленную работу»; «уволят, сократят»; «другое». Формулировка вопроса и детальные распределения ответов на перечисленные позиции приведены на следующем графике. 

В группу «произойдут» были отнесены следующие ответы респондентов на вопрос об ожидаемых событиях на работе в ближайший месяц: «зарплата, другие выплаты вернутся на прежний уровень»; «зарплата, другие выплаты не вернутся на прежний уровень, но вырастут в сравнении с апрелем или мартом»; «выйду из вынужденного неоплачиваемого отпуска»; «выйду из вынужденного оплачиваемого отпуска»; «выйду с больничного»; «вернусь с удаленного режима работы на обычный»; «повысят зарплату»; «другое». Формулировка вопроса и детальные распределения ответов на перечисленные позиции приведены на следующем графике. 

_______________

Источники данных: шесть всероссийских телефонных опросов граждан 18+ (метод CATI – Computer-assisted telephone interviewing), выполненных по заказу Банка России 2–10 апреля, 16–24 апреля, 30 апреля – 7 мая, 14–21 мая, 1–7 июня и 15–21 июня 2020 года. В каждом опросе – не менее 1500 респондентов, 82 субъекта РФ. Статистическая погрешность в каждом опросе не превышает 3,0%.

Под работниками бюджетных (государственных) предприятий подразумеваются те, кто обозначил свое место работы как «полностью бюджетное (государственное)» или «с частичным государственным участием», а под работниками частных предприятий – те, кто трудоустроен «на частном (негосударственном) предприятии» или в некоммерческой организации (НКО).

Людмила Преснякова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение