• к-Темы
  • 05.06.20

Рожденные пандемией. Кто такие «новые безработные»

С чем столкнулись люди, потерявшие работу из-за пандемии

qr-code
Рожденные пандемией. Кто такие «новые безработные»

При разработке дизайна первой части исследования «Новый образ жизни» (в рамках инициативного проекта коронаФОМ) нашей задачей было разобраться, как пандемия, а также связанные с ней феномены (например, самоизоляция или экономические потери из-за введения режима нерабочих дней) повлияли на образ жизни большинства россиян. Ключевым фокусом в первой части исследования «Новый образ жизни» для нас стала сфера труда и занятости.

В предшествующих этому тексту материалах мы уже поговорили о людях, которые продолжают работать во время сложной эпидемиологической ситуации1, в том числе о тех, кто ушел на удаленную работу2. Поговорили мы и о людях, которые оказались в вынужденном отпуске3. Пришло время обратить внимание на еще одну социальную группу, по которой коронакризис ударил, возможно, сильнее всего, – на безработных4.

Именно им мы задали уточняющий вопрос: «Скажите, пожалуйста, вы потеряли работу из-за эпидемии коронавируса или не работаете по каким-то другим причинам?» Ответили, что из-за пандемии, 36% неработающих, то есть 50 человек, или 4% от общего числа опрошенных в нашей выборке. Их мы и относим к группе «новых безработных». Статистически это не слишком большая группа, ее размера недостаточно для надежного анализа при имевшемся объеме выборочной совокупности. Однако за обезличенной цифрой в 4% стоят судьбы людей, лишившихся своего постоянного места работы и оставшихся без каких-либо доходов. В условиях столь масштабного кризиса представляется необходимым понять, что именно происходило с ними последние два месяца, с чем они столкнулись. 

Для этого мы нашли восемь таких людей из восьми разных городов России и поговорили с ними о том, что значит потерять работу во время пандемии коронавируса.

Увольнение во время пандемии

Ситуация, связанная с увольнением, у всех наших информантов выглядела одинаково. От них требовали написать заявление по собственному желанию без какого-либо выходного пособия.

 

«Да, ну как, сократили. Но написала я по собственному желанию, то есть не было такого, чтобы сокращали, оклады какие-то еще платили. То есть мне заплатили за отработанное время, и по собственному желанию я, грубо говоря». (Москва, администратор гостиницы, 31 год, высшее образование)

 

«Сокращения прошли, потому что объемы производства упали. Пошли сокращения, мне просто написал в WhatsApp начальник, сказал, что нужно прийти и написать по собственному желанию, так и получилось». (Волгоградская область, программист на заводе, 29 лет, высшее образование)

 

«Модератор: И давно? Ну, во-первых, как это случилось, вас уволили как?

Информант: Ну, случилось, приехали и сказали, что надо написать заявление на расчет. Все.

Модератор: И все?

Информант: Да, что организация в моих услугах больше не нуждается». (Тульская область, водитель, 45 лет, среднее профессиональное образование)

 

«Информант: Просто, да, так вот сразу, раз – и закрылись. Нам предложили, что увольняйтесь, оплачивать вам нечем, предприятия закрытые, торговать нечем, денег нет.

Модератор: А что это было за предприятие, какого плана, в какой сфере?

Информант: Мы торговали по всей России тепловым оборудованием – это ТЭНы, пушки, конвектора для обогрева. Сейчас как раз не сезон еще, все, зима закончилась, у нас в основном в зимний период сезон». (Миасс, товаровед, 54 года, высшее образование)

 

«Информант: Да, я работал в коммерческой организации, которая перестала работать в период самоизоляции, и зарплату платить было нечем сотрудникам. Потому что коммерческая организация имеет доход от выполненных сделок, которые осуществляются с населением, физическими лицами. Так как все закрыто, ничего не продается, и, соответственно, денег нет, зарплату платить нечем. Так я потерял работу.

Модератор: То есть полностью прекратила свою деятельность?

Информант: Ну, не знаю, возможно, компания продолжает свою деятельность, но больше мест рабочих, для меня по крайней мере, нет в этой компании». (Рязань, руководитель в сфере продаж, 38 лет, высшее образование)

О средствах к существованию: пособия, сбережения, семейные доходы

Увольнение без выходного пособия означает, что люди оказались в достаточно сложной ситуации. Вариантов немного: полагаться либо на доходы других членов семьи, либо на сбережения, либо пытаться получить пособие по безработице. Опыт обращения за этим пособием у информантов оказался достаточно разнообразным. Некоторые прямо сказали, что не видят смысла или не имеют возможности получать это пособие.

«Модератор: За два месяца вы не получали пособия по безработице?

Информант: Нет, нет. И жена у меня уже два месяца тоже ничего не получает. Перебиваемся, как бы, как сказать, где-то подшабашил, где-то там кому-то чего-то сделал. Заработки скудные.

Модератор: А вот вы не получаете пособие – это с чем связано?

Информант: Дело в том, что, например, у меня жена уволилась с бывшего места работы – это был магазин «Пятерка», ой, «Магнит», извиняюсь. Она ушла оттуда и на втором месте работы не проработала более полугода. Как бы, она в ЦЗН пособия не получает. А я работал и был устроен неофициально, и, как бы, ИП. Опять же, я тоже ничего не получаю». (Ярославская область, газоэлектросварщик, 34 года, среднее профессиональное образование)

 

«Модератор: А вот вы уже не работаете какое-то время. Вы получаете пособие по безработице?

Информант: Нет.

Модератор: А почему не получаете?

Информант: Я пробовала зарегистрироваться через госуслуги, но там какой-то вечный сбой происходит. То есть фактически туда не это... это во-первых. Во-вторых, официально я не работала. То есть сколько я буду получать? Полторы тысячи? Никогда. На чупа-чупс хватит, да, пососать». (Воронеж, повар, 49 лет, среднее профессиональное образование)

 

«Информант: У того, кто как... там, по-моему, с января месяца, насколько я помню. Что-то с января там более 60 дней рабочих или нерабочих, я не знаю, не помню. Я, как бы, не подходил под это, поэтому никуда не пошел.

Модератор: А, вы не подходили, вот я не поняла только, почему?

Информант: Ну, там получилось бы так, я не знаю, надо 60 дней, чтобы я то ли работал, то ли не работал, а тут получалось у меня так, что у меня трех или четырех дней, как бы, не хватало. Я не работал». (Екатеринбург, сварщик, 40 лет, среднее профессиональное образование)

Кому-то пришлось столкнуться с трудностями на этапе оформления пособия.

«Были трудности с центром занятости населения, потому что я так понимаю, что у них большое количество людей сразу зарегистрировались, они никого не обзванивали, не предупреждали. Мне сначала отказали в выплате пособия, потом я с ними созвонился, выяснил причину, они говорят, что не поступили документы из Пенсионного фонда, а документы все на самом деле были, я им отправлял копии документов. Может статься, там переделали, такой геморрой, и за этим нужно было постоянно следить, постоянно контролировать, постоянно созваниваться, дозвониться сложно». (Рязань, руководитель в сфере продаж, 38 лет)

Только двум информантам из восьми удалось получить пособие без серьезных проблем.

«Модератор: И все, и вы оставили какую-то бумажку, и вам теперь выплачивают пособие?

Информант: Да, все верно.

Модератор: Какая это сумма, если не секрет?

Информант: 12 <тысяч> максимальная, потому что я приносил справку с предыдущей работы, там было указано 36 тысяч. И получается, максимальная выплата 12 тысяч». (Ярославская область, газоэлектросварщик, 34 года, среднее профессиональное образование)  

 

«Модератор: Вы обращались за пособием по безработице?

Информант: Да, обращалась.

Модератор: И что?

Информант: Ну, мне прислали в первую неделю 3 тысячи, потом прислали 1100, а потом, так как у нас зарплаты маленькие были указаны в наших заявлениях, мне назначали пособие всего 11 тысяч». (Миасс, товаровед, 54 года, высшее образование)

Довольно часто в публичном пространстве встречаются сообщения, что фактическая сумма пособия отличается от обещанной властями. Подобная ситуация возникла и у одной из наших информантов – причем разобраться, как начисляются выплаты, ей не удалось, порядок так и остался неясным.

«Информант: И мне удалось только 24-го числа, апреля, подать документы. И со мной связались через электронную почту 1-го числа. 1-го числа попросили скан паспорта и скан трудовой книжки, и 7-го числа со мной связался куратор и признал меня безработной, прислал мне письмо, где вот эти вот расчеты, что май – июнь по 12 130 с доплатами, июль – 1500 с доплатами. И рассчитал мне вот это пособие с 1-го по 7-е мая только. То есть 1-го, как бы, по документам каким-то их я стала, наверное, безработной, а 7-го он со мной только связался, и вот за этот период мне начислили сумму 8-го числа. 3258 рублей.

Модератор: Так, а за весь май вы получите?

Информант: А за весь май – я не знаю, он мне не отвечает. То есть он отвечает, но я не понимаю, что он говорит. Я уже общалась и с друзьями, может быть, я что-то не понимаю. И с родителями обсуждала – ну, никто ничего не понимает из его слов, что вообще как. Он сказал, что выплата один раз всего в месяц, но при этом упомянул, что при этом через каждые семь дней какая-то перерегистрация и после нее какие-то выплаты». (Москва, администратор гостиницы, 31 год, высшее образование)

Сбережения как реальная «подушка безопасности», позволяющая прожить какое-то время без стабильного источника дохода, есть у семьи лишь одного из информантов. Остальные в этой ситуации держатся либо за счет доходов домочадцев (которые тоже ощутимо пострадали), либо за счет пособия (которое удалось получить не всем и не в том размере, в котором ожидалось).

«Модератор: Тогда такой вопрос: на что вы сейчас живете с мужем? Муж работает?

Информант: Нет, муж тоже пенсионер, на пенсии, тоже с коронавирусом всех пенсионеров попросили уволиться. Он еще работал, а работал на большом предприятии у нас, на градообразующем. И всех пенсионеров, когда начался коронавирус, попросили уволиться.

Модератор: Уволиться? Ничего себе!

Информант: Да, так что сейчас сугубо он на пенсии.

Модератор: То есть вместо того чтобы отправить в оплачиваемый отпуск, как велел президент, просто всем велели уволиться и сидеть по домам.

<…>

Модератор: Будем считать, если с доплатой, 15 тысяч у мужа, ваших 11 – это 26 тысяч, 4 отдали за коммуналку, осталась 21 тысяча, как хочешь, так вчетвером на 21 тысячу живи.

Информант: Да, все подорожало, только на продукты у нас. На молоко внуку да на продукты.

Модератор: А ваша семья, что называется, на черный день откладывала?

Информант: Нам не с чего.

Модератор: То есть сбережений нет?

Информант: Нет». (Миасс, товаровед, 54 года, высшее образование)

 

«Модератор : А вот на какие средства вы сейчас живете?

Информант: Ну, жена получает.

Модератор: Жена. Она продолжает работать, да? Насколько этого достаточно? Вот как бы вы оценили сейчас материальное положение своей семьи: среднее, хорошее, плохое – как вот?

Информант: Хреновое.

Модератор: Хреновое. Отличная характеристика, вот это мне нравится. То есть вот вы говорили про кредиты, уже повторяли, что есть кредит. Как вы с этим справляетесь, что вы делаете?

Информант: Не знаю, как, что делаем? Платим.

Модератор: Ну, то есть из зарплаты жены или, я не знаю, что-то еще предпринимаете?

Информант: Из зарплаты жены. Пока от зарплаты жены.

Модератор: Ну, на это хватает, да?

Информант: Со следующего месяца не знаю, как будем делать.

Модератор: А почему? А что в следующем месяце?

Информант: Ну, потому что, я думаю, не хватит зарплаты жены.

Модератор: Ей тоже сократили?

Информант: Нет, ей-то платят, как бы, нормально, но то, что была пандемия и она есть, продолжается, что вот без содержания она долго сидела эти две недели, соответственно, она получит меньше. Это как раз хватит по кредиту, ну, по квартплате и по всему остальному этого не хватит». (Екатеринбург, сварщик, 40 лет, среднее профессиональное образование)

Изменения планов и образа жизни

Сложившаяся ситуация сильно сказалась на образе жизни информантов, поставила под вопрос многое из того, что было запланировано на март – июнь. Помимо решения финансовых проблем, людям приходится буквально корректировать свои жизненные траектории. Все это, конечно, не может не сказываться и на их психоэмоциональном состоянии – достаточно тяжело существовать в условиях «жизни, поставленной на паузу».

«Модератор: А скажите, пожалуйста, у вашей семьи были какие-то конкретные планы, от которых пришлось отказаться из-за потери работы, из-за эпидемии? Ну, то есть какие-то большие, глобальные планы?

Информант: Конечно. Ну, будем говорить, хотелось бы взять и квартиру в ипотеку, и в старой квартире сделать ремонт. Но, будем говорить, с потерей работы и со сложившимися обстоятельствами в стране пришлось это все дело как-то отложить. Хоть, опять же, наше драгоценное правительство говорит, под 6% процентов сейчас ипотека, но эту ипотеку нужно гасить. А чтобы ее гасить – нужно работать. А так как работы нету, будем говорить, как-то все встало.

Модератор: Ну, скажите, вы вот прямо незадолго до эпидемии думали про ипотеку?

Информант: Да, да, да, да. Это, будем говорить, сыну-то 20 лет, конечно, ему нужно обзаводиться своим жильем. И, как бы, вот это все встало». (Тульская область, водитель, 45 лет, среднее профессиональное образование)

 

«Модератор: Были ли такие какие-то конкретные планы, достаточно большие, от которых пришлось отказаться из-за потери вами работы, из-за эпидемии? У разных семей бывают разные планы в этом смысле. У вас что-то было такое?

Информант: Я планировала, да, беременность. В дальнейшем сейчас обустроиться на работе, пройти испытательный срок и уже встать на ноги, грубо говоря, научиться всему. И в дальнейшем уже планировала, по истечении шестимесячной работы, там уже что-то как-то так планировать.

Модератор: Это серьезный план такой, да.

Информант: Ну, в принципе, да.

Модератор: Пока его откладываете?

Информант: Ну, для меня сейчас, да, вот это самый такой один из минусов. Приходится о нем сейчас забыть, да». (Москва, администратор гостиницы, 31 год, высшее образование)

Что дальше?

Все участвовавшие в исследовании информанты говорили, что активно ищут работу. Но устроиться сейчас крайне тяжело. Каждый из наших информантов потерял работу в первые две недели пандемии (начало локдауна) и остается без нее до сих пор, то есть уже около двух месяцев.

«Модератор: Вы планируете искать другую работу?

Информант: Планирую, но у нас городок маленький, в нашем городе это проблематично, и, когда узнают мой возраст, они со мной не хотят связываться: уже предпенсионный возраст. Даже не рассматривают. Я резюме рассылала – даже ответа никакого не получаю.

Модератор: Вы пытаетесь любую работу найти или в какой-то конкретной области ищете?

Информант: Ну, какую? Любую, конечно. Что предложат на рассмотрение. И предложений нет. А центр занятости мне звонит периодически и спрашивает: «А вы нашли работу?» Я говорю: «А у вас вакансии есть или я должна найти? Половина предприятий тем более закрыты у нас в связи коронавирусом, куда мне идти, скажите?!»

Модератор: То есть они вообще ничего не предлагают, никаких вариантов?

Информант: Ничего! Они только звонят и спрашивают: «Вы нашли работу?» (Миасс, товаровед, 54 года, высшее образование)

 

«Модератор: И что вы вот теперь планируете делать?

Информант: В данный момент пока мы стоим на бирже. Ну, и в ожидании того, что все-таки у нас в стране что-то изменится и появится работа.

Модератор: То есть вы на биржу встали?

Информант: Да, по электронке мы встали на биржу, все». (Тульская область, водитель, 45 лет, среднее профессиональное образование)

Один из информантов всерьез рассматривает вариант службы в армии по контракту, поскольку ничего другого в его городе с приемлемым уровнем зарплаты найти не представляется возможным. 

«Модератор: Два месяца прошло с момента, как вы остались без работы. Вы предпринимали какие-то усилия?

Информант: Конечно, я, во-первых, пошел в центр занятости населения, плюс там ходил. Но как-то не получается с работой, не найти ничего.

Модератор: Не получается, потому что нет нормальных предложений?

Информант: И предложений нормальных нет. Как бы, здесь они предлагают, но там зарплаты 11–12 тысяч, максимум до 15 доходит. Я нашел зарплату до 15 только в одном месте, и то там мне говорят, что мне нужен другой разряд, мне надо переобучаться.

Модератор: И вы сейчас в поиске, я правильно понимаю?

Информант: Да, все верно, я сейчас в поиске.

Модератор: Какую работу вы хотели бы найти?

Информант: Я сейчас, наверное, хотел на контракт устраиваться, потому что на гражданке не сильно получается. По Камышину мало кто хочет платить хорошие зарплаты, чтобы более-менее хватало на жизнь, поэтому проще будет на контракт уйти, хотя бы они обещают 25 тысяч». (Волгоградская область, программист на заводе, 29 лет, высшее образование)

Все информанты сказали, что их возвращение на прежнее место работы маловероятно, никаких предварительных договоренностей с работодателями на этот счет не было. Все понимают, что подобное возвращение возможно только в теории и после окончания пандемии (и даже в этом случае – без каких-либо гарантий), а деньги нужны сейчас.

«Модератор: Скажите, если снова откроется то место, где вы работали, то вы надеетесь вернуться именно туда?

Информант: Ну, скорее всего, нет.

Модератор: А с чем это связано?

Информант: Ну, с тем, что жить надо сейчас, и как-то деньги зарабатывать сейчас. Значит, буду искать, чтобы зарабатывать сейчас. И квартплату никто не отменял – оплачивать же надо чем-то. Кредиты тоже ведь никто не отменял. Поэтому ждать, пока наша тема откроется, смысла нету. Надо что-то сейчас». (Воронеж, повар, 49 лет, среднее профессиональное образование)

Ровно из тех же соображений люди готовы согласиться на любую работу, которая их устроит по деньгам, вне зависимости от эпидемического уровня безопасности.

«Модератор: А скажите, вот вы планируете искать работу в текущей ситуации по знакомым или встанете на биржу труда?

Информант: Ну, по объявлениям.

Модератор: А если вам предложат работу, на которой будет высок риск заразиться коронавирусом, ну, вот работа, подразумевающая постоянный контакт с людьми, вы согласитесь?

Информант: Ну конечно.

Модератор: Это связано с тем, что просто нужно как-то продолжать жить, правильно понимаю?

Информант: Ну, как в интернете пишут: либо голод, либо коронавирус. Какая разница, от чего умирать? Ну, это резонный же довод». (Воронеж, повар, 49 лет, среднее профессиональное образование)

Предпринимать какие-то специальные действия – проходить переквалификацию или переобучение, для того чтобы облегчить себе поиск работы (если не сейчас, то хотя бы будущем), люди не готовы. Повторимся, что сейчас главная задача для большинства «новых безработных» – выжить без сбережений и найти хоть какую-то работу.

Настроения «новых безработных»

В целом настроение наших информантов можно охарактеризовать как беспокойно-подавленное.

 

«Вообще, если честно, я вообще не нервный человек, но, вообще, меня очень беспокоило. И в первую очередь меня беспокоили не столько эти заражения, сколько экономическая ситуация у нас в стране, лично ситуация у нас». (Москва, администратор гостиницы, 31 год, высшее образование)

Все в том или ином виде упоминают гнетущее чувство неопределенности, которое в случае с «новыми безработными» имеет скорее экономическое, чем эпидемиологическое измерение.

«Конечно, беспокоит, потому что ничего не понятно, что будет дальше, чего-то будет открываться и как это дальше у нас будет все развиваться. Потому что, судя вот... судя по работе, грубо говоря, по поискам работы, вакансий было до пандемии очень мало, а сейчас – так вообще практически нет. Если брать, ну, я так периодически просто просматривал, если брать январь – февраль, было вакансий просто сварщика... было около 250 вакансий, висело, то есть был выбор хоть какой-то. И сейчас, вот на данный момент, 38 вакансий сварщика. Но все это либо вахта, либо где-нибудь Ново****ево, извиняюсь за выражение. Короче, это очень далеко. Что ли, 38 вакансий – ну, как бы, разница есть. Понимание такое, что неизвестно, что будет дальше. Если малый бизнес, средний бизнес – непонятно что. Бизнес закрыт – что у нас будет дальше?» (Екатеринбург, сварщик, 40 лет, среднее профессиональное образование)

При этом подавленность, судя по данным, имеет осязаемое политическое измерение. Неслучайно в ходе практически каждого интервью разговор заходил об отношении информантов к государству в контексте текущей ситуации. 

«Информант: Ну как, беспокоимся в любом случае, но больше неприязни к тому, что все так происходит, именно то, что обязывают маски покупать, еще что-то. То есть это накладывается. Что-то получить – не получаешь. А тебя только штрафуют, только наказывают.

Модератор: И какое впечатление это производит?

Информант: Очень негативное. Сразу понимаешь то, что, в принципе, никому ты, кроме как самому себе, не нужен в этом государстве». (Волгоградская область, программист на заводе, 29 лет, высшее образование)

В некоторых интервью звучал неприкрытый сарказм в отношении государственной поддержки в нынешних условиях.

«Ну конечно, будем говорить, что это своя личная безопасность, ну и как-то в районе своей личной безопасности надо за себя тоже переживать. Я же понимаю, что наше драгоценное государство за нас очень переживает. Поэтому за себя самого надо переживать больше». (Тульская область, водитель, 45 лет, среднее профессиональное образование)  

 

«Нет уж. Мы лучше поможем Италии. Шучу. Могли бы, но издержки наших властей заставляют нас затягивать пояса еще больше». (Ярославская область, газоэлектросварщик, 34 года, среднее профессиональное образование)

Анализируя эти высказывания, можно сделать вывод, что для «новых безработных» кризис, связанный с пандемией коронавируса, запустил процесс общей переоценки социально-политической ситуации в стране.

 

«Ну, раньше такого... я бы не сказал, не было негативных мыслей в отношении государства, а сейчас в целом в сторону государства много негатива. Я всегда хорошо относился к государству. Просто именно эта ситуация – она сказывается негативно. В принципе, можно зайти и во всех местах увидеть, если раньше я видел, что кто-то защищал такие методики, а сейчас в основном негативные отзывы везде, народ уже закипает». (Волгоградская область, программист на заводе, 29 лет, высшее образование)

Мы уже сталкивались с этим феноменом: в ходе качественных исследований на тему реакции на пенсионную реформу подобный скепсис в отношении государства (который коротко можно описать фразой «нас бросили, мы никому не нужны») встречался нам регулярно. Однако в случае с безработными можно отметить, что градус высказываний ощутимо выше. Например, сразу в нескольких интервью возникают две дискурсивных категории: «бунт» и «предел народного терпения».

«Я думаю, бунтовать будут. Сейчас многие без работы – это кошмар! Как выживать? У многих – дети, надо ж их кормить! Ладно, ты сама просидишь на каше, а ему не скажешь, что ты будешь с утра до вечера одни каши кушать. <…> Мне кажется, скоро уже дойдет до предела. По крайней мере я с кем общаюсь, это же все очень недовольные. То, что происходит, и то, что происходило с нашей Думой и всем на свете, какие они законы… Ладно, мы проживаем, мы уже прожили, все это видели, всю эту перестройку, все прошли. А вот дети-то наши что увидят?» (Миасс, товаровед, 54 года, высшее образование)

 

«Да, конечно, ситуация сложная. Как бы бунт не назрел. Предел-то всему есть, правильно? Да вы же понимаете, что абсурдно, действительно, сидеть на карантине, если кто-то все равно работает. Кто-то где-то ходит, те же продавцы, я не знаю... Жизненно необходимо. Ну, если это жизненно необходимо, тогда пусть все ходят. Абсурдно, когда по телевизору говорят, что в маске по улице ходить смысла нету, и на них написано, что она немедицинская, там от пыли, от этого, и тут же издается указ, что нужно ходить строго в масках, иначе будут штрафовать. Ну конечно, что ситуация, да, и чтобы ее еще купить, денег на нее никто не дал. Разве это не абсурд?» (Воронеж, повар, 49 лет, среднее профессиональное образование)

 

Вероятнее всего, это ощущение «брошенности» сильно усугубилось отсутствием однозначного решения со стороны властей по поводу введения карантина. Довольно часто в рамках качественных исследований информанты говорят, что необходимо было ввести в стране не режим самоизоляции, а режим чрезвычайного положения, который снял бы ответственность за благополучие работников с бизнеса и перенес ее на государство. Соответственно, отказ от этой меры люди, в частности безработные, воспринимают как нежелание помогать им в трудной ситуации. «Новые безработные» очень остро переживают этот момент.

 

«Я считаю, что нужно было вводить режим карантина. То есть когда государство обеспечит. А режим самоизоляции – это когда «держитесь как хотите, не выходите на улицу». (Волгоградская область, программист на заводе, 29 лет, высшее образование)

 

В ходе бесед с информантами в качестве ожидаемых мер поддержки со стороны властей звучали отсрочки по кредитам, отмена коммунальных платежей, прямая помощь населению, увеличение объема пособий по безработице. В любом случае существующие меры информанты оценивают как недостаточные. 

Все эти факторы (подавленное настроение, разочарованность в государстве и чувство «брошенности», переоценка политической ситуации в стране) в совокупности дают еще один социальный эффект – скепсис в отношении принимаемых государством мер борьбы с пандемией.

«Информант: Какой еще режим самоизоляции? Вообще не понимаю этого всего. Это сам взял, сам изолировался – и все, да? Это как? Для меня это маленько не доходит. Ну что это за самоизоляция? А я захотел – давайте, все, я сам не изолировался. Вот этот как-то на бред похоже.

Модератор: Ну, хорошо, давайте назовем это карантином. Вот все сидят на карантине. Это, в принципе, чрезмерно, тоже неправильно, да, вы считаете?

Информант: Карантин, если про карантин, когда у нас вон больница есть, все по больницам сидят и под присмотром врача. Здесь у нас на самоизоляции, что, кто-то меня присматривает, что ли? Нет, я дома сижу – и все». (Екатеринбург, сварщик, 40 лет, среднее профессиональное образование)

 

«Информант: Я не знаю, я не могу оценить, какие меры. То, что всех обязали не работать, – не знаю, у нас в Рязани все работают, режим самоизоляции снят. В Москве, не знаю, говорят, что самоизоляция продолжается. Кум у меня в Москве – не работают, сидят дома. Но организация, в которой они работали, имеет какую-то подушку амортизационную, финансовую, поэтому они особых проблем не испытывали. Ну, на еду хватает и хорошо.

Модератор: Вы считаете, это все-таки правильные меры или чрезмерные?

Информант: Ну, как вам сказать? Всех лишить работы и посадить дома, при этом не дав никакой возможности получить средства к существованию, – эта мера неправильная, на мой взгляд». (Рязань, руководитель в сфере продаж, 38 лет, высшее образование)

В ходе нескольких интервью прозвучал аргумент, что призыв «всем сидеть по домам» кажется избыточным, поскольку никто из знакомых информанта или сам информант коронавирусом не заболел. 

«Разве эта ситуация – вообще, она не настораживает здравомыслящих людей, я имею в виду? Ну, у нас поблизости нету случаев, чтобы кто-то умер или кто-то заболел. Ну, больные были, но не знакомые». (Воронеж, повар, 49 лет, среднее профессиональное образование)

Но высказывалось и другое мнение: государство преуменьшает масштабы происходящего.

 

«Модератор: Думаю, что, скорее всего, опасность серьезная, а вот информация по этой именно опасности – конечно, ее стараются преподнести нам в меньшем количестве, что, типа того, благополучно.

Информант: Преуменьшают то есть, поняла.

Модератор: Конечно». (Тульская область, водитель, 45 лет, среднее профессиональное образование)  

Вместо заключения

Очевидно, что пока мы плохо себе представляем реальные масштабы и портрет нынешней безработицы в России. В первую очередь из-за того, что группа «новых безработных» плохо поддается количественной фиксации. Росстат имеет возможность зафиксировать ее лишь частично, в его данные попадают только люди, работавшие «в белую», при этом все, что находится в серо-черной зоне, остается за пределами статистической оптики. Опросы в этом случае также дают очень приблизительную степень точности: на уровне репрезентативного опроса эта группа пока не является достаточно объемной (напомним, речь идет о 4% от общего числа опрошенных), и с учетом уровня статистической погрешности говорить о масштабе в переходе на абсолютные числа затруднительно. Кроме того, нужно учитывать, что эта группа еще не сформировалась до конца: далеко не все бизнесы, которые пережили режим нерабочих дней, смогут пережить и период поэтапного выхода из карантина, а значит, «новых безработных» может стать еще больше.

Однако мы можем себе представить (и благодаря этому исследованию – чуть лучше) ту реальность и те вызовы, с которыми «новые безработные» уже столкнулись и столкнутся в ближайшем будущем. Это реальность, в которой далеко не все из них имеют возможность получить пособие по безработице в достаточном для жизни объеме. Это реальность, в которой они ощущают себя брошенными государством в отсутствие реальных мер поддержки, не связанных с бюрократической волокитой вроде необходимости иметь 60 дней непрерывной работы на прошлом рабочем месте для получения пособия. Это реальность, в которой быстро найти работу не получится точно, сбережений нет практически ни у кого из них, а необходимость платить по кредитам и покупать продукты остается. Это реальность, в которой быстрыми темпами нарастают социальная напряженность и уровень недовольства по отношению к властям.

Все сказанное не может не подвести нас к вопросу о том, как изменится бедность в постпандемической России. И это тот вопрос, который требует фундаментальных исследований уже сейчас, поскольку бедность, вероятнее всего, станет главной социальной и, возможно, политической проблемой ближайших лет.

_______________

Источники данных:

  1. Всероссийский телефонный опрос в городах с населением 50 тыс. человек и больше. Сроки проведения опроса: 23–26 апреля 2020 года. Объем выборки – 1538 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,1%. 
  2. Онлайн-интервью с людьми, потерявшими работу из-за пандемии. Всего было взято 8 интервью в 8 регионах России (Волгоградской, Челябинской, Воронежской, Свердловской, Тульской, Рязанской, Ярославской областях и Москве).

________________

1covid19.fom.ru/post/pervoe-chto-ya-delayu-izmeryayu-temperaturu-sebe-pered-rabotoj-pandemiya-bez-izolyacii, covid19.fom.ru/post/na-rabotu-hozhu-znachit-zhivu.

2covid19.fom.ru/post/strah-i-nenavist-na-udalennoj-rabote, covid19.fom.ru/post/udalennaya-rabota-v-cifrah.

3covid19.fom.ru/post/v-otpusk-ponevole.

4Ознакомиться с общим портретом безработных во время пандемии коронавируса можно по ссылке из раздела «Экономика и Пандемия» – covid19.fom.ru/post/bezrabotnye-iz-za-koronavirusa-portret-i-ustanovki.

Артем Рейнюк

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2020 Фонд Общественное Мнение